?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Евстафьев – профессор факультета коммуникаций, медиа и дизайна Высшей школы экономики

Обсуждение в обществе последних политических событий, в частности, завершения формирования правительства и обозначения им приоритетов социально-экономического развития страны на ближайшие годы, говорит о существенном изменении характера приоритетов общества и новой динамики в его настроениях. Система «сигналов» государства выстраивается «перпендикулярно» настроениям в обществе, имеющим тенденцию к усложнению и реструктуризации. Возникает новый общественный контекст, создающий как для власти, так и для общества, новые возможности развития и новые риски. И этот контекст может «развернуться» как в политическую, так и в социально-экономическую сторону.

Ключевым системным конфликтом, характеризующим ситуацию в России, является противоречие между нарастающим в обществе запросом на перемены, главным образом в социально-экономической составляющей жизни, и явным разочарованием общественности относительно состава правительства и его способности осуществить какие-то существенные конструктивные перемены. Что откровенно проявилось даже в ходе «прямой линии» с президентом Владимиром Путиным 7 июня 2018 года. Ожидания российского общества явно сдвинулись в негативную сторону, и продолжение властями политики в отношении финансов граждан, получившей наименование «люди – новая нефть», может оказаться социально опасным. Даже несмотря на высокий базовый политический ресурс, полученный руководством страны в марте 2018 года.

Политический ресурс пока продолжает распространяться на лично Владимира Путина, но не прикрывает, как показывают данные социологии, правительство, им назначенное. Это – новый элемент социальной картины, он не вполне пока осознается властями, но является долгосрочным трендом, определяющим специфику отношений и обратной связи власти и общества.

Экономическими властями России вызов разделения политического ресурса власти совершенно не оценен, тем более, не понимаются его последствия в среднесрочной перспективе. Экономические власти откровенно исходят их того, что они имеют возможность и дальше использовать политический ресурс президента для проталкивания непрозрачных экономических решений, имеющих непросчитанный социальный эффект.

В силу уверенности в готовности политической власти прикрывать любые действия правительства, принятые на бюрократическом уровне, заявления о выборе наиболее жесткого и потенциально социально деструктивного варианта повышения пенсионного возраста прозвучали на фоне заявлений президента в ходе «прямой линии» с населением о необходимости максимально осторожного поведения.

Экономическая бюрократия уже считает себя способной публично противопоставлять себя политической власти, вроде бы получившей значительный ресурс поддержки со стороны населения. Возникает угроза ослабления социальной связи между высшей политической властью и обществом до опасного уровня. Решение этой проблемы только на уровне коммуникации невозможно и сейчас.

Важным, своего рода «пороговым» примером стал весенний кризис цен на бензин, ставший результатом действий правительства в отрыве от социально-политической составляющей. Налоговый маневр дал несомненный тактический экономический эффект, позволивший правительству выйти из потенциально опасного конфликта с наиболее влиятельной отраслевой лоббистской группой, в среднесрочной перспективе привел к значимому социально-политическому напряжению, которое вынужден был купировать президент.

Экономическая политика властей остается преимущественно бюрократической, планируется и осуществляется без учета социальных последствий, а главное, без понимания изменившегося политического контекста. Например, как показала «прямая линия», продолжаются попытки превращения региональных элит в «громоотводы» для недовольства населения, хотя этот подход начинает терять эффективность. Еще менее эффективными становятся попытки объяснять внутриэкономические трудности и низкие темпы экономического роста за счет внешнего давления.

Но запрос на новизну в обществе сопрягается с запросом на системном уровне на новые отношения между обществом и властью. Экономические процессы должны иметь социальный результат. И этот запрос носит подчеркнуто социальный, а не политический характер – он в значительной мере надпартиен, чем представляет для властей большую угрозу, чем вялые попытки альтернативного политического конструирования.
Власть не может себе позволить в условиях непрекращающегося противостояния с Западом двигаться в социальном плане по разным векторам с обществом, особенно в практических вопросах, волнующих общество. А вопросы фискальной политики и проблема увеличивающегося монетарного давления на все слои российского общества, безусловно, относятся к приоритетным.

Решение вопросов, связанных с социальной трансформацией страны по векторам, обозначенным в недавних решениях президента, однозначно требует вовлечения в инвестиционные процессы России граждан и получения от них значительной социальной поддержки, в том числе в форме соучастия в социально значимых, но не вполне инвестиционно-обеспеченных проектах. Опора только на поддержку крупного бизнеса, тем более, методом покупки его лояльности через хеджирование внешних рисков, является явно недостаточной, а по ряду параметров и опасной.

Риски взаимодействия государства и крупного, даже близкого к государству бизнеса в новых условиях продемонстрировало, например, заявление главы «Газпром нефти» Александра Дюкова, публично оспорившего план по замораживанию цен на бензин. Это первый случай публичного противодействия со стороны крупного бизнеса уже утвержденному президентом решению. Вероятно, заявления являются своего рода «проверкой на прочность» президента, предпринятой в очень показательный момент времени, когда встал вопрос о возникновении социально дестабилизирующего противоречия между бизнесом и большей частью общества.

Программы экономической и социально-экономической реструктуризации, осуществляемые с переменным успехом с 2014 года, были рассчитаны максимум на среднесрочный период, в ожидании восстановления «нормальности» – традиционного для «десятых» годов уровня и качественного характера интегрированности российской экономики в мировую. Процессы в мировой экономике ставят под сомнение возможность продолжения такой политики даже вне вопроса о международных – прежде всего «западных» – санкциях против России.

Сохранение в экономическом обороте тезиса о необходимости интеграции российской экономики в западный сегмент мировой экономики не может быть актуальным даже в пропаганде в силу глубокой деструкции ключевых институтов и процедур западного сегмента глобализации и дестабилизации традиционной системы мировой торговли, где России было выделено специфическое место.

Но политические условия диктуют необходимость форсированного формирования в России инвестиционного пространства нового типа. У России в условиях откровенно надвигающегося глобального финансового и инвестиционного кризиса нет ни времени, ни инструментальных возможностей ждать, когда новая архитектура глобальной экономики окончательно выстроится и Россия сможет реструктурировать экономику под параметры наиболее комфортного нам регионализированного сегмента мировой экономики. Россия может столкнуться с процессом самоадаптации экономики под требования регионального центра экономического роста, в «зону притяжения» которого наша страна будет втягиваться. И этот центр совершенно не обязательно будет заинтересован в ее существовании как единого организма.

Подобные процессы мы наблюдали в 1990-е годы, когда происходила активная и объективно обусловленная регионализация российской экономики, разрыв общесоюзных технологических цепочек, сопровождавшийся выдавливанием предприятий реального сектора в зону низших технологических переделов, востребованных в ЕС.
Возникает потребность в формировании единого инвестиционного пространства внутри России и, при возможности, вокруг нее, чтобы иметь шанс встроиться в процессы экономического роста в новых глобальных макрорегионах на относительно высоком качественном уровне. Это новое пространство должно быть социально понятным для граждан, обеспечивая относительную простоту вхождения в него.

Чтобы противостоять возникающим рискам, которые становятся уже вполне реальными на Дальнем Востоке и в Прикаспии, но обозначаются и на «западном направлении» (через размывание экономического содержания Союзного государства России и Белоруссии), необходимо резкое ускорение процессов формирования инвестиционного пространства в российской экономике. Это можно сделать только через ускоренное формирование инвестиционных ядер внутри страны, создающих и внутренние драйверы экономического роста, и новые точки социальной консолидации. Для этого можно пожертвовать и частью валютных резервов, статус которых сейчас более чем рисковый, а сакральность преувеличивается.

Главный вопрос – по каким направлениям и в каких форматах это сделать с максимальной отдачей. Расширенные инвестиции в развитие инфраструктуры представляются правильным, но не единственно возможным решением, особенно учитывая особенности влияния таких инвестиций, вызывающих зачастую только краткосрочные всплески. Стоит вопрос о том, что инициируемый форсированный инвестиционный цикл должен создать долговременные (до 20-25) инвестиционные циклы и тиражируемые форматы.

Возможными направлениями инвестиционной реструктуризации могли бы стать:

• Система внутренних офшоров и инвестиционных зон, дополняющих друг друга, создавая систему двух «инвестиционных путей» как для российских, так и для иностранных инвесторов. Две данные парадигмы друг другу не противоречат, но в пределах одного экономического пространства сосуществовать не должны, что и показал сложный опыт «особых экономических зон». Это потребует от властей разработки и тщательного контроля форматов и отраслевой направленности подобных пространств.

• Особая молодежная политика в социально-инвестиционной сфере, поощрение инвестиционной деятельности в сфере молодежных венчурных стартапов в реальном секторе экономики.

Ключевой задачей является сравнительно быстрое замещение социальной парадигмы «блогер-тусовщик» на модель «творец-исследователь». Потенциал такой трансформации в последние годы был обозначен, однако требуется наполнение поведенческой парадигмы экономическим содержанием. Необходимо нейтрализовать попытки приватизации молодежной политики со стороны социально и экономически деструктивных сил в обществе.
Необходима практическая и экономически результативная реализация новой социальной парадигмы, достижимой только в рамках новой инвестиционной политики. Вместо выращивания потребителя, вероятно, стоит растить ответственного инвестора, который будет ценить не только потребление, но возможность производительного и эффективного труда.

• Система инвестиционно-производственных «факторий» в качестве магистрального направления переформатирования приграничной торговли в условиях относительной развитости механизмов и институтов ЕАЭС, но отсутствия политической воли для дальнейшего развития интеграционных процессов.
Фактория – это производственная, но одновременно и торгово-логистическая зона, расположенная в значимом для нескольких государств логистическом коридоре. Фактория объединяет несколько функций, связанных с завершающими уровнями технологических переделов (окончательная сборка, кастомизация, маркетинговое обеспечение, упаковка, первичная логистика) при относительно мягком инвестиционном режиме и валютном контроле.

• Стимулирование за счет гарантирования государством частных инвестиций в ряде ключевых отраслей, которые могут давать относительно быструю отдачу. В частности, это касается химии и нефтехимии (секторов, реально способствующих снижению зависимости от мировой конъюнктуры на углеводороды), текстильной промышленности, лесопереработки и ряда других отраслей.

• Переформатирование сферы личной инвестиционной активности граждан в соответствии с потребностями развития реального сектора экономики и новых социальных приоритетов развития.

Личные финансы граждан и механизмы их обращения являются важнейшим элементом национальной инвестиционной системы. Но новое инвестиционное состояние личных финансов граждан не может быть достигнуто только за счет использования фискальных механизмов. Необходима максимально прагматизированная комплексная политика с отказом от стереотипов.

На данном этапе настоятельной необходимостью является расширение спектра доступных для граждан инструментов соинвестирования с государством и легализации ранее накопленных финансовых активов. Ключевой вопрос состоит в механизмах хеджирования инвестиционных рисков.

• Усиление инвестиционной составляющей в развитии Союзного государства России и Белоруссии, что не просто оживит экономические процессы, но и сможет сбалансировать осложняющиеся торговые отношения, создав новый фокус внимания для ключевых участников экономических процессов и политических элит. Такие возможности есть в целом ряде отраслей, вопрос в создании специфических инвестиционных механизмов.

• Развитие системы трансрегиональных инвестиционных проектов в реальном секторе экономики с участием двух и более субъектов Российской Федерации. Такие проекты уже сейчас актуальны для Поволжья, Северо-Запада и Южного Урала; они могли бы стать важным фактором упорядочивания региональных финансов. Но такой подход потребует изменения сложившихся в отношении региональных программ развития соинвестирования негативных подходов. В целом, властям нужен новый, максимально экономизированный и переведенный в инвестиционную плоскость формат отношений с регионами.

Частью более долгосрочных мер могло бы стать изменение налоговой политики с введением в нее значимой инвестиционной составляющей, что вполне возможно, несмотря на, безусловно, существующие риски.

Задача государства как раз и состоит в организационном обеспечении предлагаемого инвестиционного всплеска и декриминализации пространства вокруг новых инвестиционных форматов, что вполне достижимо с учетом расширения пространства новых цифровых технологий, внедрение которых при организационном и финансовом содействии государства вполне соответствует интересам государства, стремящегося к большей цифровизации системы управления государством и экономикой. Это потребует формирования параллельного контура управления экономикой, основанного на проектном принципе, возможно, при определенных условиях даже не находящегося внутри правительства.

Военно-морской баян

Этот разговор в радиоэфире был зарегистрирован радиолюбителями несколько лет назад. Между собой в эфире переговаривались испанцы и американцы. Дело происходило на море, у мыса Финистерре – северо-западной оконечности Испании.
Испанцы (радиопомехи на заднем фоне):
- …Говорит А-853, пожалуйста, поверните на пятнадцать градусов к югу во избежание столкновения с нами. Вы движетесь прямо на нас, расстояние двадцать пять морских миль.
Американцы отвечают (помехи на заднем фоне):
- Советуем вам повернуть на пятнадцать градусов к северу, чтобы избежать столкновения с нами.
Испанцы:
- Ответ отрицательный. Повторяем, поверните на пятнадцать градусов к югу во избежание столкновения.
Американцы (другой голос):
- С вами говорит капитан корабля Военно-Морского Флота США. Поверните на пятнадцать градусов к северу во избежание столкновения.
Испанцы:
- Мы не считаем ваше предложение ни возможным, ни адекватным, советуем вам повернуть на пятнадцать градусов к югу, чтобы не врезаться в нас.
Американцы (раздражённо и на повышенных тонах):
- С вами говорит капитан Ричард Джеймс Ховард, командующий авианосцем «Линкольн» ВМФ США! Второго по величине военного корабля американского флота! Нас сопровождают: два крейсера, шесть истребителей, четыре подводные лодки и многочисленные корабли поддержки. Я вам не «советую». Я ПРИКАЗЫВАЮ изменить ваш курс на пятнадцать градусов к северу. В противном случае мы будем вынуждены принять необходимые меры для обеспечения безопасности нашего корабля. Немедленно уберитесь с нашего курса!!!
Испанцы (спокойным голосом):
- С вами говорит Хуан Мануэль Салас Алкантара. Нас тут два человека. Нас сопровождают пёс, ужин, две бутылки пива и канарейка, которая сейчас спит. Нас поддерживает всего одна радиостанция «Ла Коруна». Мы не собираемся никуда сворачивать, учитывая, что мы находимся на суше и являемся маяком А-853 мыса Финистерре Галисийского побережья Испании. Мы не имеем ни малейшего представления, какое место по величине мы занимаем среди испанских маяков. Можете принять все fuckin' меры, какие вы считаете необходимыми, и сделать всё что угодно для обеспечения безопасности вашего fuckin' корабля, который всё равно разобьётся вдребезги о скалы. Ещё раз настоятельно рекомендуем вам совершить наиболее здравомыслящий поступок – изменить ваш курс на пятнадцать градусов к югу во избежание столкновения.
Американцы:
- О’кей, принято, спасибо…
В январе 2014 года, находясь в отчаянии из-за отсутствия прогресса, директор ЦРУ Джон Бреннан (John Brennan) пригласил в Вашингтон глав американских и арабско-сунитских разведывательных служб со всего Ближнего Востока для проведения секретной встречи, цель которой состояла в попытке убедить Саудовскую Аравию прекратить поддержку экстремистских боевиков в Сирии. «Саудиты сказали нам, что они будут рады послушать, — отметил упомянутый ранее советник Объединенного комитета, — и после этого все собрались в Вашингтоне, а Бреннан сказал им, что они должны теперь взаимодействовать с так называемыми умеренными. Смысл его послания состоял в следующем: если все в регионе прекратят поддерживать Джабхат ан-Нусру и ИГИЛ, то у них не будет в достаточном количестве боеприпасов и оружия, и тогда позиции умеренных значительно укрепятся». Это послание Бреннана было проигнорировано саудитами, которые, «вернувшись домой, увеличили поддержку экстремистов и попросили нас о расширении технической помощи, — отметил этот советник Объединенного комитета. — И мы сказали о’кей, и в результате получилось так, что мы, в конечном итоге, усилили поддержку экстремистов».

Read more...Collapse )
http://inosmi.ru/military/20160103/234979259.html

Настойчивое требование администрации Барака Обамы относительно того, что Башар аль-Асад должен покинуть свой пост — а также о том, что существуют «умеренные» группировки повстанцев в Сирии, способные его победить, — в последние годы вызывали тихое несогласие и даже открытую оппозицию среди самых высокопоставленных членов Объединенного комитета начальников штабов Пентагона. Их критика сфокусирована на том, что они считают зацикленностью администрации Обамы на главном союзнике Асада Владимире Путине. По их мнению, Обама находится во власти мышления времен холодной войны относительно России и Китая. Кроме того, он, по их мнению, не привел свою позицию по Сирии в соответствие с тем обстоятельством, что обе эти страны разделяют опасения Вашингтона в отношении распространения терроризма внутри Сирии, а также за ее пределами. Как и Вашингтон, они считают, что Исламское государство нужно остановить.

Read more...Collapse )
Сколько раз в текстах затрагивал тему грядущего коллапса современной финансовой и экономической системы, столько раз в комментах появляются вопросы по типу «что делать в такой (или какой конкретной) обстановке». Конкретика меняется, у кого-то долги, у кого-то активы, которые хочется спасти, но суть одна и та же. Удивительно не то, что люди задают подобные вопросы. Удивительно другое, все вопрошающие психологически пытаются исходить из ложных предпосылок о незыблемости системы как таковой. И для них имеется лишь вопрос выбора формы адаптации к локальным трансформациям системы. В этом и состоит главная ошибка. Все люди мечтают о простых и понятных рецептах. Но правда состоит в том, что простых и понятных рецептов просто не существует.

Read more...Collapse )

16:00, 14 августа 2015

Озаботьтесь тем, чтобы Россия не потеряла вас


Озаботьтесь тем, чтобы Россия не потеряла вас

Уважаемые сограждане! Нам с вами надо кое-что прояснить. Мне надоело ваше нытье. Ваше бесконечное нытье и самообман.

Я готов понять, когда о курсе рубля, об элитном сыре, о еде, о ста сортах колбасы, о выпивке рыдает либерал-западник. Он за это Родину продал. Он ради этого д..рьмом стал. Он ради этого признал, что мир – д..рьмо, смыла жизни нет, а следовательно, прав тот, кто ест вкуснее.
Признал, нашел такого и встал перед ним на колени. Или наоборот – сначала узрел это великолепие – и восхищенный встал и припал пониже, чтобы стекало и сваливалось в рот.

Но понять стенания об ушедшей роскоши от того, кто постоянно нынешней власти ставит в пример Иосифа Виссарионовича?

Роскошь – это временное. Она дается только на время и только для того, чтобы испытать человека: как скоро он посчитает роскошь – необходимостью. Как скоро ему уже не будет без нее житься счастливо. Как скоро он самого себя потеряет среди мебельных гарнитуров, поездок в Таиланд, экзотической кухни?

Зачем нас так искушать? Зачем заставлять нас себя терять?

А чтобы научить нас себя находить.
Находить и точно знать, что вот это – тварь дрожащая, но право имеющая – мы, а вот этот кусок хамона – это уже не мы, это – излишество. Семья, друзья, работа, дети, родители, Родина – это мы. А костюм от Hugo Boss, любовница и собутыльники – это уже не мы.

Чтобы уметь говорить «нет».

Я знаю следующий ход. Да – после смерти Сталина от него остались сапоги, шинель и тысяча рублей на сберкнижке. Насколько я понимаю, вы готовы терпеть лишения при условии, что национальная элита будет действительно национальной, доказательством чего будет ее личная скромность. Не так ли?

Но вот вопрос: а при Иосифе Сталине – вся ли советская элита удовлетворяла этому требованию? Не было ли тогда чего-то такого, что, по вашему мнению, могло бы вам и тогда развязать язык и руки?

Может быть, кто-то в тяжелые военные годы устраивал парады для своих любовниц с применением боевых танков? Или воровал поездами? Вел роскошную жизнь?

Нет, это не предложение заткнуться и, пока родина в опасности, терпеть воровство и злоупотребления.

Это просто напоминание о том, что неисполнение кем-то своего долга не освобождает вас от своего. Нет – им, мне и так далее вы ничего не должны. Но вы должны что-то самим себе? Разве вы не в долг взяли себе символы великой Победы – красное знамя и гвардейскую ленту?

Разве не в долг? У самих себя будущих?

Да, вы не можете решать, кем будет г-н Песков – тем, кто примет от жены роскошный подарок, или тем, кто предпочтет быть скромнее. Но себя-то вы выбирать можете? Кем вы будете? Или не можете?

Или вы себе не господа? А кто вам тогда хозяин?

Просто нытье про отсутствие элиты – это тоже всего лишь нытье. Это всего лишь негодное оправдание, которое надо выбросить.

Плохо ли, хорошо ли, но санкции сказываются не только на курсе рубля и нашей возможности покупать вкусное, приятное и дорогое. Санкции введены против и российской элиты.

Против чиновников: Рогозина, Шойгу, Путина, Медведева, Якунина, Патрушева.. и так далее, и так далее. Против бизнесменов – Тимченко, Ротенбергов, Сечина и прочих.

Разве это не доказывает то, что противник относится к ним как к реальной элите? А разве мнение противника не стоит принимать всерьез?

Не надо оплакивать то, чего вы никогда по-настоящему не имели.

Я про сладкоголосую Земфиру, про загадочного и философского Гребенщикова. Про душевных Макаревича и Шевчука. Не было этого у вас никогда. Они ничего у вас на самом деле не отняли. Они вас не осиротили. Единственное, чего они вас лишили, – это ваших сладких иллюзий.

Раньше вам казалось, что то, что они делают, – это для вас, для тех, кто может понять и оценить – нечто тайное, не для всех, только для тех, кто понимает и чувствует.
Вам казалось что это – особая связь между вами, ими и тем, о чем они поют – российском танго, кораблях в твоей гавани, костре в ночи, десяти стрелах на десяти ветрах и единороге.

И вдруг оказалось, что никакой этой особой связи не существует. Ее никто не разрывал. Просто ее никогда, с самого начала не было. Это была ваша иллюзия.

Ложь, которую вы пили, как водку, вкалывали в вены, как героин, курили, как траву – приятная ложь о том, что продавец лжи, твой собутыльник, барыга – это твой друг.

Нет, это просто барыга.

Может быть, он такой же наркоман и лжец самому себе, как и ты, он забывается на сцене, у него эйфория, приход, душевные пьяные слезы – это не меняет ничего.

Потому что он просто одурел от собственного товара. Нет и не было никакой особой духовной связи. Это просто ложь. Вам придется научиться жить без нее.

Это не потеря. Это просто очищение. Это просто начало гигиены.

Но есть же ведь и настоящие потери?

Да, есть. Это друзья, которые отвернулись от нас. Это родные, которые отвернулись от нас. Это то, что мы действительно потеряли.

Одни расстроились тому, что мы – «колорады» и «ватники», одобряем Новороссию и почему-то считаем, что на Украине – фашисты. Другие записали нас в предатели потому, что мы против немедленного начала российско-украинской войны.

У первых нет сердца. Они променяли его на чувство собственной избранности живых людей. Со вторыми сложнее. Кажется, что они переживают за других. Что их мучает осознание того, что сотни тысяч наших людей сейчас страдают от страха, голода, болезней и ран.

Но это только на первый взгляд. На самом деле они боятся признаться себе в том, что они несут свою долю ответственности за то, что происходит. Они выбрали этот путь, когда пожелали возрождения величия России, они приближали эти события каждый раз, когда произносили вслух «Слава России!».

Они хотели жить в великом государстве, которое все уважают, они хотели жить хорошо, они хотели великого будущего, достоинства, больших планов, проектов, уровня жизни.

Они же ведь не думали, что это все нам отдадут даром?

Они же ведь не думали, что величие страны возможно без кровопролития?

Они же ведь не полагали, что все это нам вернут без боя?

Они же ведь не предполагали, что все получится сразу, легко, без потерь и риска?

Они же не рассчитывали, что Россия встанет на ноги сразу – так, что не придется переносить невзгод, не придется бояться, а нашим единоплеменникам не придется погибать?

Или они хотели величия так, чтобы никого не задеть и не обидеть? Как они рассчитывали его получить? Выпросить? И жить с выпрошенным величием?

Они хотели величия, империи, возрождения. Только вот не хотели нести свою долю ответственности за положенную за такие вещи цену. Пусть за них несет ответственность кто-то другой. А чтобы было понятно, что это другой, что они тут ни при чем – надо скандалить погромче.

Поэтому они и визжат, пытаясь не признаться самим себе в том, что это и за них в том числе, за их мечты, за их желания, за их будущее, за будущее их детей – льется кровь.

Жалкие оправдания детей про то, что «я не так хотел, я хотел сразу всех победить». С ними придется расстаться. Либо с оправданиями, либо с теми, кто не смог расстаться с оправданиями.
Эти потери – настоящие.

Не настолько настоящие, как потери тех, кто теряет в Донбассе друзей и родных не по причинам политических разногласий, а по законам баллистики. Но все же настоящие.

Нам кажется, что все как-то утрясется и образуется. Что все вернется и будет как раньше. Срастется.

Не вернется. Не срастется. Это иллюзия. Это ложь. С ложью надо расставаться.

Правда в том, что терять – это нормально.

Необратимые потери – это последствия необратимых решений. А необратимые решения – это то, из чего состоит жизнь. Нет необратимых решений – значит, нет жизни. Если ты не смог ни от чего отказаться – значит, тебя самого нет под этим слоем привязанностей.

Народ или человек – обретает форму, когда с него под ветром времени, под ударами истории и судьбы откалывается все лишнее. И только под потерями проявляется его истинный облик.

Мы теряем и будем терять. Мы будем терять то, что лишнее, и то, что нам кажется смыслом жизни. Мы будем терять годы, людей, чувства. Так же точно, как когда-то потеряли невинность. Теперь мы будем терять все, пока ее не вернем.

Страшно не терять. Страшно оказаться потерей. Озаботьтесь тем, чтобы по дороге Россия не потеряла вас.


Источник…

все новости

Невидимая война: возможные коалиции и дипломатические конференции

Ростислав Ищенко

Невидимая война: возможные коалиции и дипломатические конференции

19:11 07/05/2015
Великая Отечественная война была выиграна не только на полях сражений и в заводских цехах. СССР выиграл ее и за столами дипломатических конференций, и на уровне стратегического планирования, уверен Ростислав Ищенко.

Сталин: Война и Победа

Невидимая война: руководство и ресурсы Великой Отечественной

Эвакуация заводского оборудования из Украинской ССР. Снимок был сделан зимой 1941 года. Репродукция. Оригинал находится Центральном архиве кино-фото-документов им. Пшеничного в Киеве. Великая Отечественная война 1941-1945 годов

Невидимая война: руководство и ресурсы Великой Отечественной

17:37 06/05/2015
Внезапное нападение Германии или ошибка с определением сроков? Кто на кого хотел напасть? Упрощенные ответы на эти вопросы часто заслоняют истину. Ростислав Ищенко комплексно анализирует причины побед и поражений Советского Союза в Великой Отечественной войне.

Когда-то был вермахт

http://lenta.ru/articles/2011/04/19/soldaten/
В ФРГ вышла книга "Солдаты" ("Soldaten") - документальное исследование, посвященное военнослужащим вермахта. Уникальной особенностью книги является то, что она построена на откровениях немецких солдат, которыми они делились друг с другом в лагерях для военнопленных, не подозревая, что союзники их прослушивают и фиксируют разговоры на пленку. Словом, в книгу вошла вся подноготная, все то, о чем гитлеровцы избегали писать в письмах с фронта и упоминать в мемуарах.

Как отмечает журнал Spiegel, "Солдаты" окончательно похоронили миф о незапятнанном вермахте ("Мы исполняли приказ. Жгли СС - мы воевали".) Отсюда и подзаголовок: "О том, как сражались, убивали и умирали" ("Protokollen vom Kaempfen, Toeten und Sterben"). Оказалось, что бессмысленные убийства, пытки, изнасилования, издевательства не были прерогативой айнзацгрупп, а являлись обыденностью для немецкой армии. Военнопленные вермахта вспоминали о совершенных преступлениях как о чем-то само собой разумеющемся, более того, многие бравировали военными "подвигами", а уж раскаянием и угрызениями совести никто особенно и не мучился.

Как часто бывает, книга появилась благодаря сенсационной находке: немецкий историк Зенке Найтцель (Soenke Neitzel), работая в британских и американских архивах над исследованием, посвященном Битве за Атлантику, наткнулся в 2001 году на стенограмму прослушки, в которой пленный немецкий офицер-подводник с непривычной откровенностью рассказывал о своих военных буднях. В ходе дальнейших изысканий было обнаружено в общей сложности 150 тысяч страниц подобных стенограмм, которые Найтцель обработал вместе с социопсихологом Харальдом Вельцером (Harald Welzer).

Read more...Collapse )

Profile

mdm_zanuda
mdm_zanuda

Latest Month

June 2018
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel